Бобо в раю: Откуда берется новая элита

12,10 руб.

Книга американского социолога и журналиста Дэвида Брукса посвящена описанию нового класса, возникшего за последние двадцать лет в США. Для обозначения этого класса автор придумал неологизм «бобо» (bourgeois bohemian, богемная буржуазия). Русским читателям более известны другие определения — хипстеры, креативный или образованный класс. Но как бы ни менялись названия или национальная специфика, перед нами новая глобальная элита, соединившая в своем этосе демократизм и элитизм, уважение к образованию и финансовую состоятельность, творчество и корпоративный бизнес. Путеводитель по миру «бобо» — возможность узнать о привычках и происхождении элиты информационного века, то есть возможность понять и принять ее.

“Проведя четыре с половиной года за границей, я вернулся в Соединенные Штаты и, окинув родину свежим взглядом, обратил внимание на целый ряд занятных рокировок. В элитных, населенных преимущественно WASP’ами пригородах появились артистические кофейни, где посетители пили европейский эспрессо под альтернативную музыку. В богемных же районах в центре города развелось несметное количество лофтов за адские миллионы и магазинов а-ля «все для сада», где искусственно состаренные тяпки продаются по 35.99 долларов. Корпоративные монстры типа «Майкрософт» или Gap принялись вдруг использовать в рекламе цитаты из Ганди и Джека Керуака. Статусными атрибутами как будто махнулись, не глядя: модные адвокаты щеголяли в очечках в стальной оправе, которые раньше носили подростки, потому что теперь, очевидно, правильнее было косить под Франца Кафку, нежели под Пола Ньюмана.”
Дэвид Брукс

Описание

О чем? Занятное исследование креативного класса или, как его называет сам Брукс, американский журналист и социолог, бобо (сокращенное от bohemian bourgeois) с подробным экскурсом в историю вопроса. Все началось с парижской богемы, времен великой французской революции, а не в бунтарском 68-м, как полагают многие. О том, как в середине прошлого века меритократия пришла на смену наследственной власти W.A.S.P. (белые англосаксонские протестанты). Брукс приводит многочисленные примеры того, как можно быть акулой капитализма, оставаясь в душе бунтарем и романтиком. Заканчивает ироничный автор на неожиданно патетической ноте: раз бобо многое дано — то с них и спрос: свобода — это не только свобода выбора между сумкой Hermes и платьем ассиметричного кроя от молодого скандинавского дизайнера.

Для кого? Всем любителям урбанистки, органической еды и либеральной идеи. А также тем, кто делает вид, что работа — просто хобби, за которое совершенно случайно платят хорошие деньги.