Минск: путеводитель по Городу Солнца

9,00 руб.

«Город Солнца возник на месте загубленных городов как декорация к возвышенной романтической пьесе. К пьесе про людские мечты и их несбыточность, про Город Счастья и его недостижимость. Это миф про Сизифа и миф про Икара, летящего к Солнцу, которое одаривает его смертью. Страна Счастья умерла, но остался Солнечный Город Грез – грандиозная сценография к пьесе под названием “Счастье”». Артур Клинов

Все растащили... Оформите заказ, чтобы мы позвонили вам, как только она снова будет у нас!

Описание

Путеводитель времен Википедии

Путеводитель — один из самых древних видов письменных текстов. Но в двадцать первом веке он подвергся решительной трансформации. С одной стороны, после падения разнообразных железных занавесов мир стал открыт и проницаем для простых людей, а с другой — к их услугам оказалась плотная интернет-паутина сайтов, форумов, социальных сетей, энциклопедий и мобильных приложений, благодаря которым можно забронировать наиболее подходящий вам лично отель, найти типичный ресторанчик и вычертить маршрут по главным достопримечательностям, пока самолет подруливает к трапу, или прямо идя по улице незнакомого города.

Понимая это, авторы книг ищут «асимметричный ответ». Они или уходят в область чистого концептуализма, как Дмитрий Данилов в «Описании города», в котором предельно отстраненно и даже издевательски описывает Брянск. Или же, наоборот, выдумывают свою уникальную мифологию, как Сергей Носов в «Тайной жизни петербургских памятников» или Рустам Рахматуллин в книге «Две Москвы, или Метафизика столицы». Но в любом случае речь идет о книге предельно субъективной, личностной — и этим выгодно отличающейся от безликих форумов и сухой Википедии.

Артур Клинов рассказывает о местах своего детства — центре Минска — как об утопическом Городе Солнца. Точнее сказать, как о месте, где эта утопия сталинской эпохи смогла найти свое максимальное воплощение. Причем по объективным причинам: «Главный проект идеального Города возводился, конечно, не в Минске… Однако в Москве создатели не сделали то, без чего его воплощение невозможно, — они не убили тело старой Москвы». В послевоенном же Минске ничего пускать под нож не пришлось.

Михаил Визель, 28 октября 2013